Интервью JS
Сергей Полунин: «Упорство и работа над собой важнее таланта»
На этой неделе в украинский прокат вышел документальный биографический фильм о самом обсуждаемом артисте балета современности. Представить картину на Родине прибыл сам главный герой ленты — Сергей Полунин. JetSetter.ua поговорил с танцовщиком о титуле «плохого парня от балета», татуировках и театральном закулисье.
О статусе «enfant terrible мирового балета»
Я давно устал от ярлыка «плохой парень». Поначалу, конечно, пытался бороться с этим, но один заголовок влек за собой следующий, и это прозвище крепко приклеилось ко мне. А вообще, я считаю, что «плохие парни» совсем не так плохи. Это люди с большим сердцем, несогласные с существующим устоем, которые просто делают то, что считают правильным для себя.
«Из-за объема бедер 89 сантиметров меня даже не допустили к кастингам. И попросили впредь одеваться так, чтобы скрывать их»
«Моделинг — это прежде всего бизнес. Неважно — болеешь ты или устала, 14 лет тебе или 25, — условия едины для всех!»
«Моделям нужно уметь договариваться — равно как и любым другим профи, чья работа связана с тесным общением с людьми»
«Хотелось бы, чтобы модельный бизнес наконец-то перестали демонизировать»
«Я считаю, что дети не должны работать в модельном бизнесе, это нарушает их психику»
«Профессия модели — это не развлечение и не хобби»
О Наталье Осиповой
С Наташей (балерина Наталья Осипова — сценическая партнерша Сергея; ей посвящена татуировка «Наташа» на его пальцах. — прим. ред.) мы продолжаем общаться. Наша история очень длинная и очень сложная, так что оставим это без комментариев.
О тату
Первая моя татуировка была в виде шрама. Я ходил ее делать с мамой: она была не против, наоборот, предложила мне еще и ухо проколоть.
О моде
Танцорам нужна мода в той же степени, что и моде нужны танцоры. Мы в состоянии помочь взаимному развитию: мода популяризирует балет и талантливых танцоров, ведь они представляют собой невероятную фактуру для рынка fashion. Век танцоров очень мал, нам нужно иметь свой голос и вес в обществе. Знаете, в чем главная проблема? Танцоры обычно не разговаривают — нам говорят, что делать, а мы исполняем. Нужно это менять.
О балетном менеджменте
В свое время у меня не было ментора, учителя, который бы объяснил, как устроен мир. Я делал многие вещи, от которых мудрый совет мог бы меня уберечь. Например, принимал обезболивающие перед выступлениями — думал, что раз есть боль, ее нужно убрать. Сейчас я создаю Рolunin. Рroject — систему балетных менеджеров и тьюторов, которые смогли бы защитить и направить танцоров.
О кинематографе
Балет для меня большая, даже огромная энергия, в то время как кино — минимальная. В танце ты растворяешься, превращаешься в безумный сгусток чувств, а для кино нужна максимальная концентрация и точность.

Благодаря «Убийству в Восточном экспрессе» мне повезло работать со звездами мировой величины. Главное, что я понял, — они так же велики в человеческом плане. Это все удивительные люди. Я учился играть, наблюдая за своими знаменитыми партнерами. Например, я подглядывал за всеми сценами с участием Джонни Деппа.
Об автобиографической ленте «Танцовщик»
Смотреть на себя со стороны очень странно. Ты переживаешь свою историю заново — поверьте, это неоднозначное чувство. Это как мультипликационный эффект «зловещей долины»: персонаж на экране слишком похож на тебя и в то же время чем-то отличается, так что вызывает подсознательный дискомфорт. В первый раз меня в буквальном смысле обманом заставили посмотреть фильм — не думаю, что решился бы на это самостоятельно.
О доме
Я собрал все свои вещи в маленькую сумку и путешествую. В основном по работе. На данный момент у меня нет постоянного места жительства.

Так или иначе Украина остается моей Родиной и очень особенным местом. Где бы я ни был, я чувствую свою связь с этой землей.
О таланте
Я верю в предрасположенность к тому или иному делу с рождения, но талант — это слишком комплексная вещь. Я не верю во врожденный талант. Верю в упорство и работу над собой — только они по-настоящему важны.
Фото: Александр Пилюгин
Made on
Tilda